Путешествие по БАМу

Прошел всего месяц после моей последней поездки на Байкал по Баргузинской долине и на фестиваль БайкалМоторШоу, который проходил в Иркутске, и вот новая экспедиция: поездка на 6-й Всероссийский внедорожный фестиваль на Кодаре. Эта поездка готовилась несколько месяцев. Я обязательно собирался съездить на Кодар, поскольку там будет проходить внедорожный фестиваль, что уже интересно. Кроме того экспедиция явно получится интересной, ну а так же из-за того, что раньше видел фотографии Кодара, Удокана, Чарских песков, Мраморного ущелья и знал, что это очень красивые места.


Фотография с места нашего базового лагеря на Кодаре.

Справка по Кодару:

Кодар — горный хребет в России в центральной части Забайкалья, на территории Иркутской области и Забайкальского края (север Забайкальского края). Входит в систему Станового нагорья, являясь продолжением Северо-Муйского хребта.

Протяжённость хребта составляет более 200 км, максимальная высота — 3072 м (пик БАМ).

На хребте находятся около 30 ледников суммарной площадью до 19 км².

С появлением БАМа район Кодара стал относительно более доступным (ближайшие населённые пункты — посёлок Чара и железнодорожный узел Новая Чара). Поблизости от них находится интересный природный объект — пустыня Чарские Пески.

«Кодар» в переводе с эвенкийского — «камень», «скала». Слово было взято в обиход и нанесено на карту русским географом П.А. Кропоткиным, который в 1866 г. пересёк Северное Забайкалье, по расспросным данным составил карту горного обрамления бассейна реки Чара.


Фотография с нашего базового лагеря (вечером).

Забегая вперед, скажу: на 6-й фестиваль собиралось поехать много джиперов, но в результате приехало немного. Но меня это нисколько не расстроило, поездка очень понравилась. Столько красоты и столько впечатлений не испытывал ни в одну из своих поездок. Скажу больше: если собрать впечатления от всех предыдущих поездок, то путешествие на Кодар однозначно всё перевесит!

Кроме того, все предыдущие поездки (а их было больше, чем опубликовано на сайте Drom.ru), были как бы подготовкой, тренировкой к этой экспедиции. Опыт, накопленный от предыдущих поездок, здесь очень пригодился.

Еще на стадии обсуждений, как на форуме, так и собраниях внедорожного клуба, было ясно, что поездка будет не из легких. Поэтому внутренняя мотивация на поездку была заложена сильная. В результате, я ни разу за всю экспедицию не почувствовал в себе слабости, ни разу не пришла в голову мысль: зачем я здесь.

Уже вернувшись из поездки, готов был ещё в течение нескольких дней ехать куда-нибудь, и только спустя некоторое время начал постепенно расслабляться и, наконец, почувствовал усталость.

Добраться до Кодара на автомобиле можно было следующими путями:

  • с запада: или через Улан-Удэ, Усть-Баргузин, 110-ый км (экстремальный и сложный маршрут);
  • или через Иркутск, Северобайкальск, Северомуйск, Таксимо, Уоян (по БАМу);
  • с востока дорога одна — Тында, Хани (по БАМу).

Предполагалось, что с востока дорога более легкая, поскольку с запада необходимо было проехать Витимский мост и пересечь брод через реку Куанда. На самом деле, дорога с востока мне показалась тяжелее. Могу судить об этом с полной уверенностью, поскольку так получилось, что проехал по обоим направлениям, т.е. маршрут получился кольцевым.

Ещё до поездки я много был наслышан про этот мост, смотрел видео на ютубе, и для себя четко решил, что ни при каких обстоятельствах через него не поеду. Обстоятельства, однако, повернулись таким образом, что проехать мне по нему всё — таки пришлось.

Справка по Витимскому автомобильному мосту:

Был когда-то обычным мостом, потом сгорел, и остались две железные платформы полуметровой ширины, идущие параллельно друг другу. Эти платформы заложили со временем поперек шпалами. Длина моста 570 м, ширина метра 3, высота метров 15.

Большая часть моста без боковых отбойников, а там где они есть — это просто положенные в один ряд шпалы.

И ещё по центру моста расположен металлический подъемчик. Мост не для слабонервных.

Выехали 30 июня 2012 г. в 7:30 из Читы на трех машинах, Петр (позывной Пепелац), Олег Михайлович (Упорный) и я — Андрей (Путник). Сергей, наш знакомый, приехал нас проводить, сам не поехал, т.к. залил промывку за день до поездки, и у него потекло что-то.

Семён Шифрин (руководитель читинского внедорожного клуба) проводил нас. Сам полетит на самолете, он — организатор, и ни при каких обстоятельствах не должен опоздать на открытие. Как показали дальнейшие события, это решение было правильным.


Остановка в дороге.

Дорога — хорошая федеральная трасса, проложенная не через населенные пункты, что очень удобно: скорость не надо снижать, не ходят по дороге коровы и т.д. От Читы до Иркутска дорога другая: едешь через населенные пункты, ограничения по скорости до 40 км, и это на федеральной трассе! Ну, а в населенных пунктах тебя ДПСники караулят. Здесь же в затяжные подъемы дорога идет в две полосы, трасса абсолютно пустая. Можно за час не встретить ни одной машины, закусочных крайне мало, заправок тоже мало. Хорошая и мертвая трасса. Раньше, когда перегонщики гоняли иномарки из Приморского края, здесь бурлила жизнь, всё было на этом завязано, кафе, шиномонтаж, СТО. Теперь видно, что регион медленно, но верно умирает.


Наш маршрут.

На одной из закусочных нас догнала Татьяна и её муж Сергей из Читы на «Эскудо». Упорный на Уазе сразу стал отставать. На 100 км дороги отставание у него доходило до 15-20 км. Но на общей скорости движения это не отражалось, так как на остановках Упорный нас догонял. Мы в свою очередь догнали Странника на Луазе (луноходе). Едут с Ясногорска на фестиваль всей семьей (Владимир, жена и сын). Пообщались с ними.

Проехали место убийства Алексея Барсукова в августе 2010 года возле речки и поселка Жанна (байкер — путешественник Скутт из Нижнего Новгорода, клуб «Беспечный ездок», http://www.youtube.com/watch?v=N5d_EXoKuT8). Стоят сгоревшая закусочная и памятник.

Нехорошее место. Пусть земля тебе будет пухом, Скутер! Заехали по дороге в часовенку на границе Амурской области и Забайкальского края.


На границе Забайкальского края и Амурской области.


Возле часовни. Петя (Пепелац) и Виталя (Мозг).

Проехали Сковородино, напрямик в поселок нет отворота с федеральной трассы. Моя машина начала греться на подъемах. Как начинался подъем, включали печку, открывали окна и так ехали всю дорогу по трассе. Вообще, в ходе этой поездки выявилось несколько недочетов и скрытых дефектов в подготовке машины, которые дома были все устранены.

Поели недалеко от отворота на Тынду (991 километр). От отворота с федеральной трассы до Тынды (162 км) идет плохая гравийная дорога. Уже на подъезде к Тынде пробил колесо, быстро с Виталием (позывной Мозг, мой штурман в этой поездке) поменяли. В Тынду приехали уже в час ночи. Таким образом, задача на этот день была выполнена в полном объеме.

Место ночлега подыскивал Сергей из Хабаровска, который ехал на 105 крузаке. Он присмотрел полянку в 6-ти км за Тындой. Пока ехали до Тынды, Сергей несколько раз с нами созванивался. Встретились, познакомились. Сергей из Хабаровска поехал на фестиваль один, без штурмана. Место выбрал рядом с автомобильной дорогой и недалеко (метрах в пятидесяти) от железной дороги БАМа. Мы немного пообщались и быстро легли спать.

Машины Упорного и Лунтика поломались в дороге и отстали ещё до Тынды. Поскольку они находились уже недалеко от населенных пунктов, то было принято решение их не дожидаться. Мозг входил в состав организаторов и был поставлен руководителем нашей группы. Его основная задача состояла в том, чтобы до третьего июля довести всех нас до Чары на фестиваль и успеть к открытию.

Несмотря на близкое расположение автомобильной и железной дорог, никакие шумы спать не мешали, спал как убитый.

Проснулись 1 июля в 7:30, отдали колесо для монтажа в Тынде. Колесо было пробито небольшим, острым камнем, за ремонт заплатили 450 рублей.


Место ночлега возле Тынды.

На шиномонтажке ремонтник сказал, что мы до Чары точно не доедем. Я уже много раз слышал подобное и после этой поездки слышал ни раз. Ох уж эти местные жители, которые считают, что знают лучше всех дороги! Справедливости ради надо сказать, что нам по большому счету повезло: мы проехали БАМ не по высокой воде, броды были совсем мелкие.


г. Тында.

Заехали в магазин, подкупили продуктов. Выехали только в 12 часу. Упорный в это время сообщил, что вместе со Странником (на Луазе) подъезжают к Тынде. Эска уже поехала, но остановилась на месте ночлега, сказала, что скоро нас догонит: необходимо прикрутить болт на топливный бак.

За Тындой уточнили дорогу до Чары у девушки. Встречный вопрос: «А вы туда, думаете, доедете?» Ответ: «Мы не думаем, что доедем, мы знаем, что туда доедем!». Дальше поехали три машины.

Сергей из Хабаровска быстро получил позывной Хабаровск. Вообще, позывные в экспедициях приклеиваются достаточно быстро. Так, когда ехали на 5-й фестиваль по маршруту, то одна Нивка всё время не туда уезжала, потом долго за ней гонялись. Очень быстро получила позывной — Потеряшка.

Дорога от Тынды следующая: хорошая дорога, практически автобан, хоть и грунтовый, очень быстро сменяется плохой, а потом уже идет обычная лесная дорога. Периодически дорога разветвляется: одна идет вдоль БАМа в непосредственной близости от железнодорожного пути, вторая уходит в сопку. Чаще всего дорога в сопку хуже. Вдоль железной дороги очень большое количество сожженных автомобильных мостов. Говорят, их железнодорожники специально сжигают, с какой целью, непонятно. То ли для того, чтобы остатки железа сдать на металлолом, то ли по каким-то другим причинам.

Справка по БАМу:

Байкало-Амурская магистраль (БАМ) — железная дорога в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Одна из крупнейших железнодорожных магистралей в мире. Основной путь Тайшет—Советская Гавань строился с большими перерывами с 1938 по 1984 годы. Строительство центральной части железной дороги, проходившее в сложных геологических и климатических условиях, заняло более 12 лет, а один из самых сложных участков — Северо-Муйский тоннель — был введён в постоянную эксплуатацию только в 2003 году.

Проехав пару сотен километров полной глуши и выехав из леса, неожиданно натыкаемся на поселок с пятиэтажными домами. Поселок называется Лумбир. Некоторые дома заброшены, в остальных живут люди.

Переехали первый высокий деревянный мост метров семи высотой. Он, как и многие деревянные мосты на БАМе, на вид был очень ненадежным. Решили сразу за мостом остановиться на речке, отдохнуть и дождаться остальных (Упорного, Татьяну и Странника). Место красивое, недалеко от автомобильного моста проходит бамовский железнодорожный мост. Автомобильная дорога по-прежнему идет вдоль БАМа, иногда от него отходя, но неизменно возвращаясь снова к железной дороге. Позагорали, Петя (Пепелац) покидал спиннинг. Вода в речке очень холодная, я сполоснулся. Прождали на речке около трех часов, но так никого не дождались.

Вообще, дорога вполне нормальная для подготовленных автомобилей или для обычных джипов. Трудность в том, что идут большие участки лесной дороги, встречается большое количество полуразрушенных мостов, а так же бродов. И все это на протяжении 640 км. Именно такое расстояние от Тынды до Чары.

Проезжаем реки, озера, холмы, высокие сопки, горы. Красота! Добавьте сюда ещё дух экспедиции, когда несколько машин едут к одному месту, стремясь к одной цели, преодолевая всевозможные препятствия и трудности. Выехали к широкой реке, вид, конечно очень красивый. Решили иногда останавливаться, чтобы фотографировать. Такую красоту нельзя пропустить. Общая скорость продвижения стала меньше. Встретили легковую иномарку, сопровождаемую джипом. В дальнейшем видели подобное ещё ни раз. Видимо, легковушки так здесь и ездят, и это понятно: застрять на такой дороге несложно.

Справа идут сопки, горы, левее — наша автомобильная дорога идет вдоль железнодорожной, а с другой стороны железной дороги течет река. Солнце начинает садиться: вид красивый. Очень жалею, что были ограничены во времени. Эти места заслуживают того, чтобы по ним ехать не торопясь, периодически останавливаясь.

Сгоревшие мосты сменяют огромные железобетонные мосты, тут же проезжаем брошенные вагончики, трактора. Гниет железо, тонны железа, никому ненужные. Его просто очень проблематично отсюда вывезти.

Вдоль железной дороги периодически встречаются путейские вагончики, типичное зимовье. Никого практически нет, машины встречаются крайне редко, очень дикие места. К вечеру подъехали к поселку Юктали, проехали через него. В Юктали есть пятиэтажки, поселок не маленький. Завтра нам проезжать через реку Олекму. Весь вечер вызванивали и искали по рации Татьяну, Упорного и Странника. Наконец, уже под ночь, дозвонился Упорный, получил распоряжение от Мозга обязательно быть к 8:30 у Юктали. Ночью Мозгу позвонила Татьяна и сообщила, что едут она, Упорный и Странник.

Остановились на ночлег у самого края поселка. День получился нелегким. Задача-максимум была такая: за день проехать от Тынды до Чары. Не выполнена. Это практически невыполнимая задача. Эти 640 км и за два дня проехать сложно.

В этот день легли поздно, спали мало.

2 июля

Встали в 7 часов утра. Пепелац с Мозгом поехали по делам в поселок. Мы нашли группу отставших. Они были уже в поселке. У Эски выходила из строя коробка, едет на третьей со скоростью 30 км/ч.

Все вместе приехали к берегу Олекмы. Река большая, автомобильного моста нет, только — железнодорожный. Благовещенские джиперы вторые сутки стоят на берегу, мужик на Урале ждет четверо суток.

Благовещенцы накормили нас ухой. Команда у них дружная, песни поют. Они путешествуют, едут на Кодар, если получится, то заедут на фестиваль. У нас же задача: любой ценой успеть приехать к открытию фестиваля 3 июля. То, что это нереально, нам ещё не было понятно.


Возле реки Олекма.


Благовещенцы.

Как переезжали реку, описывать не могу, обещали не распространяться. Скажу только, что благовещенцы незаслуженно на нас потом обиделись. Смогли переехать Олекму только в 5 часов дня. Было очень жаль потерянного времени. Проехав совсем немного, выехали к небольшой речке Имангра. Поискали брод через неё. На реке большое количество паутов, очень жарко. В этот момент родилась даже не спортивная мысль — проехать речку через железнодорожный мост, но решили не торопиться. Остановились и начали варить ужин, благовещенцы в это время готовили брод. Мы решили не мудрить и проехать через подготовленный ими брод.


Железнодорожный мост через реку Олекма.

Когда проезжали под руководством Мозга один из рукавов реки, вдруг мой Сафарь потащило, возникла опасность переворота. Хоть опыта раньше такого не было, мгновенно сообразил, что не надо бороться с течением и под острым углом плавно вышел на берег.

К этому времени подъехали Пепелац, Эска, Упорный и Луаз (Странник). Им я по рации подсказал, где лучше переехать первый рукав.

Серега с «эскудика», пока перетаскивал трос на другой берег, набрал в костюм химзащиты воды, и чуть не был смыт течением. Вначале было смешно. Сергей никак не может перейти брод, всё падает и падает, его тащит течением. Пепелац кричит мне: «Снимай, снимай!» (папарацци, блин!). Через некоторое время Петя побежал вытаскивать Сергея, я в это время фотографирую. Не сразу понимаю, что их уже обоих надо вытаскивать. Бросаю фотоаппарат и начинаю тянуть Петю, Петя — Серегу.

Второй рукав многие проезжали в два этапа. Вначале доезжали до противоположного берега, а потом подымались при помощи лебедки уже на берег. Подключив блокировки, я заехал ходом, следом заехал не торопясь Петя (Пепелац) и тоже без помощи лебедки.

Через пару часов догнали благовещенцев. Они решили остановиться на ночлег, а наша группа поехала дальше. Через некоторое время большая часть наших (Татьяна, Странник, Упорный и Пепелац) тоже решила останавливаться на ночлег. Я же поймал кураж и готов был ехать ещё несколько часов. Вместе со мной готов был ехать и Сергей Хабаровск. До Чары, как мы думали, оставалось около 140 км, на самом деле — около 240 км. Рассчитывал за четыре часа проехать это расстояние. Это тоже было ошибкой, как будущее показало, оставшееся расстояние мы смогли проехать только за 8 часов.


Ремонтируем колесо.

С Мозгом и Сергеем Хабаровском решили ехать дальше. Когда въезжал уже в темноте на деревянный мост, у моей машины отвалилось заднее левое колесо. Пошли искать по дороге отвалившиеся гайки, у меня с собой были пять б/у шпилек. В темноте на дороге нашли несколько слетевших гаек. Мозг торопился, и поэтому мы заменили только две шпильки, через километр колесо отвалилось снова. Стало понятно, что дорога не пускает. Я к таким вещам отношусь серьезно. Значит, надо остановиться. Легли спать прямо на дороге в половине третьего ночи, заранее решив, что утром Мозг уедет с остальными на открытие фестиваля.

3 июля

В 8 часов разбудили наши (Татьяна, Упорный и Лунтик). Мозг, по взаимному согласованию, уехал с остальными. Он один из организаторов на фестивале, и ему надо быть обязательно на открытии.

Сергей Хабаровск остался со мной помочь поменять шпильки на машине. Проехали совсем небольшое расстояние, гайки начали опять откручиваться. Тогда взяли по несколько хороших гаек с передних колес, заменили колесо (на диске колеса, которое откручивалось, отверстия стали продолговатыми, т.е. литье пришло в негодность). Пока делали, к нам подъехали три машины благовещенцев. Одного тащат на тросе. Сергей периодически стал говорить, что, наверное, всё-таки мы когда-нибудь и доедем до Чары. Я ни секунды в этом не сомневался.

Постоянно проверяя и подтягивая гайки, мы поехали дальше. Так с этими шпильками и гайками доехал до Кодара и вернулся домой, проехав ещё более 3 000 км. Теперь достаточный запас шпилек и гаек всегда вожу с собой. Дома гайки поставил оригинальные, проверил все шпильки. Причину поломки так же устранил.

Сергей тем временем договорился в деревушке о покупке с рук 80-ти литров солярки по 15 рублей. В дороге начали останавливаться, фотографировать. Торопиться уже не было никакого смысла, на открытие фестиваля всё равно не успели. Поели два раза беляши — купил Сергей в той же деревушке. Выпили пиво (конечно, безалкогольного, вдруг, в этой абсолютной глуши дпсники встретятся). Пиво вообще не люблю, но с заменой колес и шпилек подустал, да и жарко было.


Очередной брод. Где то слышал, что от Тынды до Северобайкальска их около 70 штук. Возможно, мы не считали

Дорога убитая, скорость не набрать, мы продолжаем ехать, периодически останавливаемся, фотографируем.

Выехали с места ночлега только в час дня, приехали в 9 часов вечера, т.е. дорога заняла, как и писал ранее, 8 часов. Объединились с нашей группой, заправились в Чаре, докупили продуктов, поехали в лагерь. Прикрепили флаги и проехали через Новую Чару. Машина шла трудно.


Лед в июле Сергея сильно заинтересовал.

Около двух часов заезжали по болотам к Чарским пескам на место лагеря. Предварительно спустили до минимума колеса. Четыре раза мою машину тянули. Встретил Семён (Диверсант), видно было, что искренне нам рад. Вообще, при подготовке 6-ого фестиваля предполагалось, что на него приедут только настоящие джиперы. Слишком непростая дорога. На тот момент я себя к таким не относил. Зато очень много более опытных джиперов не приехало.

По дороге до Чары Семен постоянно звонил, узнавал, где кто находится, уже открытие, а нас нет. Мозг позвонил перед Чарой, тоже был рад, что мы смогли добраться. Усталости практически не было, приехали, поели, застолье. Познакомились с прибалтийцами, с Димой из Казахстана (позывной получил Казах). Легли спать около трех часов ночи. День получился нелегким.

4-го июля. Было очень душно ночью в машине. Расположились на берегу небольшого озерка. Наши почти все собрались в поход по Чарским пескам. Взвесив всё: пройденный путь, накопившуюся усталость, и то, что не мылся толком, не ел еще, небритый, решил не ходить. Как оказалось, решение было верным.


Справка по Чарским пескам.

Чарские пески представляют собой песчаный массив размером примерно 10 на 5 км, площадью около 50 кв. км. Урочище расположено в Чарской котловине в предгорьях хребта Кодар в 9 километрах от села Чара, между долинами рек Чара, Средний Сакукан и Верхний Сакукан. Массив окружён лиственичной тайгой и болотами. В 10 километрах находится станция БАМа Новая Чара.

Ни в одной котловине Забайкалья нет столь крупных массивов сыпучих движущихся песков. Песчаные массы формируют гряды, барханы и цепи барханов, перемежаемые котловинами выдувания. Длина отдельных барханов 150—170 м, высота до 80 м. Крутые северо-восточные склоны имеют уклон до 32 градусов.

Чарские пески находится в каких-то 40 километрах от современных ледников Кодара. В северо-восточной части урочища расположены два небольших озера: Аленушка и Таёжное.

Не пошел в Чарские пески, зато привел себя в порядок, в течение дня два раза ходил купаться на озерко. В лагере осталось несколько человек, остальные ушли в поход по Чарским пескам на озеро Аленушка. Предполагалась, что часа через 3-4 группа вернется. На самом деле оказалось не так. В одну сторону идти около 10 км по пескам. Неподготовленному человеку это не просто. Назад некоторые девушки уже не могли идти. Вернулись с большим трудом уже к вечеру.

У организаторов фестиваля стал спрашивать наклейку участника фестиваля. В 150 метрах от нас расположен детский туристический лагерь. В этот вечер состоялось официальное открытие совместного фестиваля на Кодаре (6-го Всероссийского внедорожного фестиваля и уже 12–го Межрегионального туристического фестиваля). Всё прошло хорошо, душевно, интересно. Были песни, речи, костер. Выдали сувениры: наклейки на машины, футболки, кружки.

К вечеру погода ухудшилась, дождь шел всю ночь, поэтому в машине было не душно. Мозг уже вторую ночь спал в палатке.

5-ое июля

На подъезде к лагерю сломался «Додж Рам» с Максимом и Ириной из Москвы. Упорный уехал ремонтировать «Додж Рам». Долго его не было. Кто-то пошутил, что сейчас два уазика приедут — один Упорного и второй большой такой, переделанный из Доджа. Через некоторое время они приехали все вместе. Я тоже приводил в порядок машину: заменил предохранитель, прочистил колеса, колодки от комков грязи и травы.

Днем состоялся демонстрационный выезд на внедорожниках для детской туристической группы. Также съездили на остатки бывшего Гулаговского лагеря.


Остатки бывшего Гулаговского лагеря.


Татьяна.

Обнаружил на своей машине поломку: порвало штангу, которая выполняет роль силовой тяги панара. Попытались вечером в лагере проварить штангу с помощью сварки из двух аккумуляторов, но не получилось. Сварка не держалась.


Петя (Пепелац) застрял в речке. Забыл передок подключить.


Выезжали с берега все при помощи лебедки.

6-ое июля

В этот день решили выехать из лагеря, чтобы поездить по различным маршрутам. Меня при выезде раз шесть вытягивал Максим на «Додж-Раме». Всё это снимали операторы с программы Рашин Тудей. Они снимали передачу про Чарские пески.


Мозг подсказывает Максиму на «Додж Раме».


Тянем Луаз. Я со страху здесь пролетел на своем Сафаре.


Выехали с базового лагеря.

Перекусили около магазина в Новой Чаре. После этого состоялась поездка с Андреем Николаевичем Давыдовым (позывной Бамовец) в горы, на Апсат.


Олег Михайлович (Упорный) на своем Уазе.

Красиво, видно, что Андрей (Бамовец) сильно любит эти края. Я и Татьяна оставили свои поломанные машины в старой Чаре. По возвращении отъехали недалеко от старой Чары и переночевали в лесу.


Вход в штольню геологоразведки по добыче каменного угля. Длина — несколько километров.


Внизу видны машины. Очень люблю горы.

7-ое июля.

Весь этот день было решено потратить на ремонт. Я съездил в музей в Новую Чару, купил буклет и книжку про Каларский район. Поехал к источнику Луктур, это в 12-ти км от отворота на старую Чару. Ехать приходилось очень медленно, поскольку из-за отсутствия передней тяги панара машину периодически очень сильно начинало кидать из стороны в сторону. Пока ехал, обогнали остальные машины участников фестиваля.


На источнике.

Приехал, искупался в источнике и стал ремонтировать машину. Открутил штангу, выполняющую роль панары, мне ее заварили. Поставил, проверил. Эскудо тем временем ремонтировалась основательно.

В этой экспедиции у меня сложилось твердое убеждение, что на машинах, на которых участвуешь в соревнованиях, нельзя путешествовать. Петя (позывной Пепелац) решил поменять масло в мостах, обнаружил там болт. Это ему так масло на СТО в Чите поменяли. Стали вместе с Упорным перебирать мост. Они провозились с обеда до позднего вечера.

Серега (Хабаровск) стал решать, как возвращаться домой. Он договорился о отправке его машины из Чары в Тынду по железной дороге в контейнере, официально за 50 000 рублей. Я в течение дня три раза купался в термальном источнике и бассейне. Потом была банька. День был жарким, солнечным. Решили завтра ехать по маршруту. Вечером пожарили курицу и мясо, сделали шашлыки.

8-ое июля

Ездили весь день, кругом очень красиво. После обеда пошел дождь. Проезжали бывший поселок Наминга. Когда-то здесь проживало более 2 000 человек, сейчас ничего не осталось, только увидели пару-тройку остатков домов.

Экскурсию нам проводил краевед Анатолий Снегур, ну и, конечно же, Андрей Давыдов (Бамовец) много рассказывал.


Вход в штольню.

Несколько машин поехали искать пятую штольню. В этой штольне планировалось произвести ядерный взрыв в 1966 году. Цель взрыва — вскрытие месторождения «чистыми» термоядерными устройствами мегатонного класса. Я не поехал.

На входе пятой штольни стоит памятная доска. Через некоторое время машины вернулись. Пятую штольню нашли.

Дальше поехали к чинейскому месторождению. К нему идет железная дорога, открытие которой состоялось в 2001 году. Тогда приезжал министр МПС, провезли первый и единственный состав с рудой. После этого железная дорога не эксплуатировалась.


А это Андрей Николаевич Давыдов (Бамовец), человек очень любящий Кодар, Удокан. Он принял активнейшее участие в подготовке и проведению фестиваля. Без его помощи, возможно ничего бы не состоялось. Большое спасибо тебе, Андрей!

Поехали вдоль железной дороги по маршруту. Протяженность этой железнодорожной ветки, кажется, 78 км. На её строительство было потрачено около 9-ти миллиардов рублей (ещё тех, советских, рублей). Много фотографировали. Этот день нам очень понравился.

Вечером приехали ночевать около старой Чары, на то же самое место.

Справка по добычи урана на Кодаре и Удокане:

В первые послевоенные годы атомный проект был очень важен в Советском Союзе.

В 1948-м году в горах Кодара открыто Мраморное месторождение урана — самое первое в России. В 1949-1951 годах силами Ермаковского рудоуправления и Борского исправительно-трудового лагеря системы ГУЛАГа организована его отработка. Именно здесь и добыли самый первый забайкальский промышленный уран.

Параллельно, на Кодаре и Удокане, шла разведка и пробная добыча еще на нескольких участках. Некоторые из них в те дни казались привлекательными. Но позже была установлена бесперспективность основного месторождения Мраморного. После этого Ермаковское предприятие вместе с Борским ИТЛ были свернуты.

9-го июля. Разъезд

Выехали только около пяти часов дня. Руководитель читинского внедорожного клуба Семен Шифрин, а вместе с ним и Мозг, улетели домой на самолете. Таким образом, я остался один, без штурмана. Неожиданно, но ничего не поделаешь, выбираться-то всё равно надо. Группа возвращающихся домой разделилась на две. Одни готовы совсем не торопиться, другие, в том числе и я, хотели ехать быстро. Задача выполнена, поездка в Чару состоялась, надо возвращаться домой, дела ждут. Группа же двигается медленно, часто останавливаясь.


Озеро большое Лемприндо.


Озеро малое Лемприндо.


Озеро малое Лемприндо.

Вечером пошел сильный дождь, перешедший в ливень, мы прибавили скорость, стремясь как можно скорее достичь реки Куанда. Известно, что горные реки очень быстро поднимаются, бывает, что за ночь подъем реки может быть больше метра. Подвезли местного жителя до поселка Куанда. Приехали, быстро замерили брод (траектория брода нам была известна по рассказам Максима на Додже). И сразу же, в половине второго ночи, четыре самых больших автомобиля пересекли реку. Три небольшие машины остались на том берегу. Решили ночью не рисковать, течение хоть и медленное, но река для этих машин слишком глубокая.

10 –ое июля

На следующее утро дозвонились до Урала, и он на галстуке перетащил оставшиеся три машины (Эскуда, ММС Спорт и Луаз).


Машины в конце поплыли.

Вскоре доехали до легендарного витимского моста. Семен говорил, что в принципе, по мосту ехать не страшно. Страшно, когда дождь идет. Шпалы соединены железными наклепками на уровне колес, и когда идет дождь, то становится очень скользко. Когда мы переезжали мост, дождь шел.

Вот видео по проезду по этому мосту (не наше):

http://www.youtube.com/watch?v=zJqDyrZfJpI
http://www.youtube.com/watch?v=lZil2LChcTc

После витимского моста мы остановились на обед, который сильно затянулся. Мужики пошли ловить рыбу, никто никуда не торопился. А мне надо домой. В принципе никто не держит, но не одному же ехать. До дома ещё очень далеко.


Поселок Таксимо.

В этот день мы совсем мало проехали, около 160 км, остановились в 40 км от Северомуйска. Вечером решили, что завтра встаем в 8 часов и сразу выезжаем. Кто не успеет собраться, будет догонять.

11-го июля. Встал, собрался, к 8 часам был готов. Многие ещё спят. Решил не торопясь ехать один, а там видно будет. Упорный и Лунтик должны поехать через легендарный 110-й км.

Прошел известный северомуйский мост в полнейшем тумане, мост разглядеть не удалось.

Справка по Северо-Муйскому тоннелю:

Северо-Муйский тоннель — железнодорожный тоннель в России на Байкало-Амурской магистрали, открытый 5 декабря 2003 года. Своё название тоннель получил по имени Северо-Муйского горного хребта в Бурятии, который он пронзает насквозь. По протяжённости (15 343 м) тоннель является самым длинным железнодорожным тоннелем в России. Строительство Северомуйского тоннеля продолжалось с перерывами 26 лет.

Расчётный срок эксплуатации тоннеля оценивается в 100 лет.

От Северобайкальска до Улькана дорога не очень хорошая, но и плохой не назовешь, сотовая связь периодически бывает.

От поселка Магистральный (это около 16 км от Улькана) до поселка Жигалово идет отличная дорога, расстояние приблизительно 250 км. Связи нет, там вообще ничего нет, только выровненная, широкая, одинокая дорога идет вдоль газопровода по лесу. Ехать по ней можно со скоростью до 80 км и выше. Есть участок в 30 км не очень хорошей дороги. Машины здесь уже часто встречаются.

В этот день проехал от Уояна в сторону Жигалова 115 км. Итого, за день 570 км, из них первые 77 км проехал за 3,5 часа (из-за плохой дороги). Время в пути 17 часов. Переночевал в лесу возле двух грузовых машин с водителями.

12-ое июля

Встал, попрощался с дальнобойщиками, быстро доехал до поселка Жигалово.


Дорога между Магистральным и Жигалово.

Здесь уже цивилизация. Заправился на АЗС «Роснефть», перекусил в кафе. Уже ночью доехал до Култука, пробег 630 км за день. Ехать по Култукскому серпантину в темноте с одной фарой было не очень уютно. Время в пути 16 часов. На реке Лена помылся и побрился.

Переночевал в гостинице для дальнобойщиков в Култуке.


Река Лена. Здесь она ещё совсем маленькая.

13-ое июля

Из Култука доехал до озера Арей в Забайкальском крае. Расстояние 730 км приблизительно. Время в пути около 15 часов.

Пока ехал домой, было время подумать. Экспедиция удалась и, похоже, теперь я сильно заразился поездками, проникся духом странствий (так в дальнейшем и оказалось). Когда едешь часами и впереди дорога, новые пейзажи, впечатления, встречи, знакомства с интересными людьми, то это — здорово! Единственно, о чем сожалел, это о том, что пришлось быстро проехать участок Тында—Чара. Уж сильно он нам понравился.

Переночевал у кафе возле Арея. Последние 15 км дороги до озера Арей были близки к экстремальным. Ехал с одной фарой ближнего света (не со стороны встречки горел), в сильнейшем тумане, иногда практически с нулевой видимостью со скоростью от 5 до 20 км в час, с включенной аварийкой. Некоторые машины стояли на обочинах, боялись ехать из-за столь сильного тумана. До дома осталось чуть больше 200 км.

14-ое июля

Приехал к обеду домой.

Впечатления исключительно положительные. Поездка получилась интересной. Те, кто не поехал, потеряли многое, но чтобы понять, что потеряно, надо было поехать. Съездить, как некоторые говорят, можно позже (я туда хочу ещё съездить). Но съездить на 6-й внедорожный фестиваль уже точно не получится. Не получится пройти группой из 11 машин по Кодару и т.д. Ну и общение с людьми, которые по-настоящему ездят, тоже не пройдет даром — эстонцы (пробег 13 000 км до Чары, 30 дней в пути, Максим Москва — поездка из Москвы—Иркутск до Чары, Якутска, Магадана).

В этой поездке стало понятно, что могу свободно проезжать и большие расстояния, поездка на две недели и больше не будет сложной.

Всего проехал в этой экспедиции 4 500 км, продолжительность 15 дней. Из них около 2 700 км проехал один.

В следующем, 2012 году, меня ждали два путешествия на Байкал, одна поездка туристом на Сахалин, участие в экспедиции «Пыль дорог. Азия 2012 г. (Монголия, Алтай, Казахстан) и пара небольших поездок. Впрочем, это уже совсем другая история!

  • Просмотров: 675
Перезвоните мне

Обратный звонок

Яндекс.Метрика